Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Солдат отравили хлебом!

В воинской части срочников отравили хлебом. Один солдат погиб, несколько стали инвалидами. Причина смерти и инвалидности - обыкновенный хлеб. Это случилось под Ульяновском. История просто жуткая.

Сегодня многие обратили внимание на мою запись. Но среди читателей была женщина - мать солдата, Федора Ванина. Мальчик погиб от отравления хлебом в воинской части. Это случилось в январе 2013, год назад. Вот что Серафима Андреевна  написала мне несколько часов назад:


"В январе 2013 года в нашей семье произошла трагедия. Погиб мой сын, Федор Ванин. Феденька служил под Ульяновском, в воинской части №58661-85. Глухое место. Там разгружают и утилизируют снаряды старые, рядом полигон. Солдатиков гоняют вытаскивать ящики тяжелые из вагонов без техники, без рукавиц! Если бегут, то ловят и не выносят сор из избы – рассказывали, что их ловят обычно в городе Инза офицеры и сразу бьют, потом везут обратно.

Но Феденька служил честно. Мы разговаривали с ним за пять дней до его смерти, им разрешили звонить по телефонам взятым из дома, по вечерам. Он позвонил, буквально на несколько минут. Голос был взволнованный и слабый, он говорил, что весь взвод отравился в столовой, но причину военные медики им никак не говорят. Заболевших было около 27 человек, все срочники, его друг Дима тоже страдал на соседней койке от сильных резей в желудке. Мамы других мальчиков, которые лежали с Феденькой в одной палате, говорили мне потом, что сыновья звонили им даже по ночам, тайком от санитаров, по одному мобильнику на всех. Денег было очень мало и говорили быстро, но одно и тоже - отравились в столовой, все в один день, врачи молчат, анализы не показывают, лечат не пойми как, всем плохо. В палате было много тяжелых, иногда тех, кто не мог вставать куда-то уносили.

Феденька слева, справа Дима, а дальше Игорь и Павлик. Дружили вчетвером, хоть и не все земляки.

Я заволновалась и стала уговаривать мужа - нужно ехать, нужно срочно ехать в часть. Пока собиралась, пока снимала деньги с книжки на следущий день, пока отпрашивалась с работы (а у нас строго с прогулами, да и другой работы не найдешь) все звонила командиру роты его, капитану Сумскому, пыталась в канцелярии поговорить с командиром батальона. А они то на территории были, то трубку никто не брал. Только раз удалось поговорить с дежурным офицером, он сказал, что в части карантин, и бросил трубку.

Сердце мое было не на месте, Федин мобильник не отвечал! Добиралась трое суток, на перекладных! Когда приехала - ко мне никто не вышел, и на территорию не пустили. На следующий день молила вызвать командира, просила сержантов в карауле позвать старшего. Они молчали, отворачивались и говорили - "не положено мамаша, идите домой, приходите завтра". Не пустили. Тогда почему-то с проходной почти никто не выходил, пустота как вымерло все. На "ящики" никто не ходил - за забором никого не видела. Через день я узнала - Федя умер в медсанчасти, в ту ночь, когда я пыталась прорваться на проходной в первый раз. Его смерть обнаружили утром, только в 6 утра и целые сутки они думали как все правильно написать.


КПП в/ч 55448, куда меня не пустили тем днем.


От матерей его сослуживцев я узнала, что в тот день в столовой они отравились.... хлебом. Господи, я даже не знала, что хлебом можно отравиться. Ведь мы едим его каждый день, он безопасен, это мясом можно, молоком. А они отравились и мой Феденька не выжил. Я спрашивала командира - как же так, кто же привез вам этот хлеб, почему дали солдатам его. А он не отвечал, велел выпроводить меня за КПП и разговаривать не стал даже. Ходила я в прокуратуру военную, а там девочка сидит, только из института - смотрит усталыми глазами и говорит мол вот у меня еще куча дел за последний месяц, и все родственники ходят и ходят. Мол, в этой части было отравление, а моему Феденьке просто не повезло. Остальных откачали, а его нет. А вообще говорит в в армии много смертей, и от пищевого отравления хлебобулочной продукцией тоже!


Их столовая, когда ее драили перед приездом комиссий. Мне Дима потом прислал.


У меня в глазах потемнело, не знаю как успокоилась. Но правды в армии не найдешь! В поселке у нас только хлебопекарня, хлеб свой, возит его автолавка по деревням где людей совсем мало. Никогда такого небыло чтобы от него люди умирали. А там вот умирают. Я говорила с редактором местной инзинской газеты "Вперед", Лукьяновым Дмитрием Валентиновичем, думала там правду найду. Они даже об этом написали! Но потом тему свернули,  мне он сказал, что помочь не сможет. Мол, инстанции дали установку эту тему не трогать. А потом тихо сказал, что у командира части все схвачено и никто не будет раздувать историю из-за какого-то хлеба.

Он всегда хотел в армию, говорил что это школа жизни. Хотел вернуться, пойти на трактор работать, жениться. Аннушка его теперь одна осталась, черная вся ходила и лица на ней не было. Разом две семьи убили - все этим самым хлебом. В комитете солдатских матерей я говорила с женщинами - не первый это случай, и не последний. Травятся солдаты хлебом по всей Ульяновской области а командование эти факты замалчивает. Выгодно им покупать у одного и того же поставщика видимо, а разницу денег в карман себе кладут.

Мне под большим секретом сказали, что муку для хлеба привезли из компании «Сахо». Вроде бы президент этой компании Павел Скурихин. Говорят, что выиграло Сахо в Ульяновской области конкурс на поставку муки военным уж не знаю как у них это получилось. Еще в 2012м выиграли. А старшему прапорщику Дидуху, который в части за закупки отвечал, был интендантом, дали взятку, чтобы муку привозили только из компании Сахо с ХПП в р.п.Чуфарово. А зерно туда привозили с производственного участка Сосновый Бор - там вроде как по приказу Скурихина проводили эксперименты с какими-то удобрениями химическими из Сахо-Химия (Доктор Фармер). Ее взяли серую, страшную, лежалую, зимой все слиплось и солдатики откалывали ее для пекарни ломами. А потом и этого хлеба отравленного съели!

Военные покупали у Сахо хлеб по-дешевке, невзирая на его опасность. А потом солдаты травятся! Армия она такая, никому до солдат дела нет. У нас кроме Феденьки только дочь осталась. Скоро внуки будут, тем и живем. И колхоз наш "Знаменский" в Новосибирске - глушь, только каждый год отсюда ребят призывают, увозя от нас далеко. Здесь тоже Сахо есть - теперь знаю что за хлеб у них страшный.

Нет правды на свете, не сыщешь. Убивают людей - как будто так и надо. Горе наше горькое не нужно никому."

Что добавить на такое письмо? Нечего. Как же мне плохо. Они убивают нас и наших детей. Как можно быть такими жестокими и циничными людьми?! Виноват ли в этом Павел Скурихин? Что он нам ответит? Или может быть за него ответит министр сельского хозяйства Николай Федоров?